Все места
Усадьба

Усадьба Росва

На самой окраине Калуги находится старинное местечко Росва, которое известно с семнадцатого столетия – тогда эти земли носили статус сельца, относились к Воротынскому уезду и числились за господами Нестеровыми. Раньше оно носило названия «Фоминское», «Фокино». Располагалось «на левом берегу ручья Фастихи и безымянного оврага и по обе стороны речки Росвянки и Большой Мещовской дороги». В XVIII веке будучи женат на Анне Ивановне Дуровой, калужский наместник Михаил Кречетников не оставил потомства, а потому после его внезапной кончины в 1793 году владельцем немалого наследства, нажитого графом, в том числе и имения Росва, стал генерал-майор Петр Никитич Кречетников, старший брат умершего. Впоследствии усадьба досталась его дочери Елизавете, в замужестве Шепелевой. Её супругом был уездный предводитель дворянства, бригадир Иван Дмитриевич Шепелев - потомок древнего рода, многие представители которого имели крупные земельные угодья на территории Жиздринского уезда. Здесь же прошли детские годы ее внучки Елизаветы Васильевны Салиас де Турнемир, урожденной Сухово-Кобылиной, оставившей в своих воспоминаниях описание имения бабушки 1820-х годов: «С поворота большой дороги въезжали в усадьбу. Налево амбары, направо рига и затем большой сад, италийского уклада, огороженный каменной решеткой. Налево против решетки, по другую сторону дороги – все дома и домики, до большого здания конюшни, каретных сараев и мастерских, в которых еще тогда домашние мастера мастерили кареты, дрожки и коляски. Против конюшен через дорогу, между двух садов стоял в конце широкого двора большой барский дом, с двумя флигелями. Направо в одном флигеле, примыкавшем к дому небольшой комнаткой, находилась домовая церковь. Другой флигель соединялся с домом холодным, крытым, с громадными окнами, на манер оранжереи, коридором. Росвянский дом состоял из громадной залы с хорами, из очень большой гостиной, в которой был монументальный камин, а на нем массивные часы, старинные, деревянные. Стены гостиной были увешаны картинами, очень ценными, как мы узнали позже. Из большой гостиной входили в маленькую гостиную, или диванную…» Такую же, без особых изменений в архитектурном облике усадьбу получил по духовному завещанию матери полковник Николай Иванович Шепелев. Следующая владелица имения Вера Николаевна Жукова – дочь родной сестры Н.И. Шепелева Софии Ивановны и генерал-майора, тайного советника Николая Ивановича Жукова (1783 – 1847) – получила Росву со множеством красивых, прочных и удобных хозяйственных построек, всяких дорогостоящих причуд, беседок, боскетов, оранжерей с южными плодами и зимними растениями, с огромными садами и цветниками, требовавшими особого ухода. В Росве она жила с мужем - председателем Московского окружного суда Владимиром Ниловичем Лавровым. На усадебной конюшне Лавровы держали 11 выездных элитных лошадей, кругом дома поддерживали в большом порядке обширные цветники, многочисленные дорожки в садах постоянно расчищались и посыпались песком, в домовой церкви, стоявшей около дома, совершались два раза в неделю службы причтом, приезжавшим из приходской церкви. Возможно, именно тогда возник на территории дворянского поместья через дорогу от господской усадьбы замысловатый комплекс сооружений в готическом стиле – крахмалопаточное производство, завел которое Николай Николаевич Жуков, родственник хозяйки имения. Завод продолжает работать и в настоящее время, однако в позапрошлом веке он функционировал недолго и каких-либо значительных доходов дворянской семье не принес. Тем не менее постройки уцелели , вероятно, именно потому, что завод все эти годы работал и работает до сих пор, и хоть как-то за строениями-цехами присматривают. В 1885 году единственная дочь Лавровых Софья Владимировна вышла замуж за князя Сергея Дмитриевича Урусова. Князю приглянулся уютный загородный уголок, так как он с увлечением приступил к наведению порядка в имении жены. Прежде всего Сергей Дмитриевич расширил конный двор, чуть позже, изучив опыт Голландии и Дании и овладев практикой ведения молочного дела, он перестроил всю работу молочной фермы, продукты с которой по солидной цене начал сдавать в Москву. Немного погодя благодаря трудолюбию Урусова скотоводство в имении, терпевшее ранее большие убытки, обратилось в доходную статью. Князь вставал с рассветом, бродил по усадьбе или объезжал поля и леса. Дома он с умом вел сельскохозяйственное счетоводство, принимал и отдавал деньги, толковал со старостой имения и прочими служащими, с крестьянами и просителями по служебным делам. Вскоре имение в Росве стало приносить очевидную прибыль, и семья Урусовых перебралась в Москву, где административный талант Сергея Дмитриевича нашел новое применение: в 1904 году он получил должность губернатора Твери, затем был назначен товарищем министра внутренних дел, а в 1906 году на губернском съезде избран депутатом 1-й Государственной Думы. И только после роспуска Думы князь Урусов, лишенный по решению суда прав государственной и общественной службы, вернулся с семьей в Росву и полностью посвятил себя делам усадьбы, проживая в ней вплоть до революции. Необходимо отметить, что при Урусовых барское имение неоднократно получало на выставках в Калуге наивысшие награды, например, в 1907 году его садовник Г.Н. Самохвалов, который давно вел дело, был отмечен серебряной медалью для ношения на груди. В теплых парниках постоянно выращивались дыни, сочные арбузы, огурцы, цветная капуста и салат, а в старом саду росло любимое всеми одно дерево - кедр столетнего возраста, который давал обильный урожай орехов через год. В 1908 году одну из громадных оранжерей усадьбы, где раньше росли персики и сливы для продажи, разрушил небывалый весенний разлив, и она больше не восстанавливалась. Погибли и грунтовые сараи, в которых некогда хозяева имения выращивали грецкие орехи и вишни. С приходом большевиков усадьба пришла в запустение, и до наших дней от райского имения сохранились отдельные полуразрушенные постройки, часть которых размещена на территории завода.