Все места
Усадьба

Усадьба Воейковой Лопандино (в руинах)

В п. Лопандино сохранились величественные развалины усадебного дворца, принадлежавшего когда-то графини Воейковой. Частично сохранился примыкавший к двору парк, а также несколько зданий производственного назначения. Мария Владимировна Воейкова, урожденная светлейшая княжна Голицына, была одной из крупнейших помещиц, которая владела только на территории Севского уезда более чем 30 тысячами десятин земли. В период революции 1905-1907 гг. в ее имениях происходили крестьянские волнения, имели место неоднократные поджоги имущества (в частности, был сожжен усадебный дом в с. Радогощь). Ее муж был родственником последнего коменданта Зимнего дворца при Николае II В.Н. Воейкова (его мемуары, в самых светлых тонах показывающие императора, недавно переизданы). Воейкова проявила незаурядные хозяйственно-организаторские способности, и ее радогощское имение отмечалось в начале XX в. как "замечательное по своему полеводству, травосеянию, конному и винокуренному заводам и лесоводству". По распоряжению М.В. Воейковой на хуторе Лопандинском (селение известно с XVII в. как деревня Лупандина, в XVIII - XIX вв. именовалась то деревней, то хутором) был в 1896 г. заложен, а в 1898 г. пущен крупный сахарный завод, ставший основным предприятием в этом селении (позже – поселке). Помимо завода здесь были построены жилые дома для мастеров и общежитие для сезонных рабочих. Место для завода было выбрано вполне обдуманно: поблизости и от центральной усадьбы воейковского имения, и от железнодорожной станции Комаричи, появившейся в 1896 г., когда здесь (частично – через земли М.В. Воейковой) прошла железная дорога Брянск – Льгов. Вполне вероятно, что место станции (на пересечении железнодорожных путей и старинной грунтовой дороги Севск – Радогощь) могло быть определено с учетом пожеланий М.В. Воейковой, имевшей немало знакомств в правительственных кругах. Вряд ли случайна оперативность, с которой строился сахарный завод в Лопандино, заложенный почти одновременно со строительством железной дороги. Учитывая, что Лопандинский сахарный завод конца 1920-х гг. стал единственным подобным предприятием на Брянщине, следовало бы, наверное, должным образом оценить предпринимательскую деятельность его основательницы. В 1905-1907 гг. в воейковских имениях, также как и в тысячах других, происходили крестьянские волнения, а господский дом в с. Радогощь был сожжен. Но и после этого М.В. Воейкова, в отличие от некоторых соседей-помещиков, уехавших из имений в города, и от своей прабабки, Н.П. Голицыной, покинувшей после восстания И. Куркина свое радогощское поместье, не оставила родных мест, а лишь переехала в Лопандино, где развернулось строительство каменного дворца. К сожалению, пока не удалось обнаружить документов, которые бы зафиксировали время начала и завершения этого строительства, но, вероятнее всего, оно закончилось не позже 1910 г. Внешний облик дворца, напоминавшего средневековый замок, свидетельствовал и об архитектурных вкусах владельцев, и об их желании избежать всяких случайностей в будущем. Толстые стены, высокие башни, узкие, словно бойницы, окна над въездом, массивные ворота, обширные подвальные помещения – все это могло обеспечить длительное безопасное пребывание хозяев даже в случае значительных народных волнений. Впрочем, эта цель скорее подразумевалась, а основные функции дворца и прилегающих территорий были связаны с обеспечением благоприятных условий пребывания для хозяев и гостей. Рядом с дворцом был разбит небольшой, но живописный парк, устроен пруд, по соседству разместился переведенный из Радогощи конный завод, где разводили орловских рысаков. Дворец, построенный весьма добротно, сохранялся и в годы советской власти. В 1920 – 1930-х гг. здесь находились и работали сначала фабрично-заводское училище, а затем – средняя школа. После Великой Отечественной войны в уцелевшем здании размещалось Лопандинское педучилище, а после его закрытия – вновь средняя школа. Когда же школу перевели в новое здание, в отдельных помещениях воейковского дворца проживали несколько семей. Сегодня основная часть усадебного дворца Марии Воейковой подверглась разрушению. На его месте остались лишь развалины, попав в которые не трудно представить, как жила здесь графиня и ее придворные в последние годы царского режима. Это один из «забытых» на Брянщине памятников дворянской усадебной культуры начала XX века.

Нашли ошибку в статье?

Выберите соц.сеть
Отменить