Все места
Памятник

Ротонда в Воронеже

От Московского проспекта Линия Ратной Славы протянулась к северо — восточным кварталам правобережной части Воронежа — следующему узловому пункту боёв за город. В днисражения он именовался районом областной больницы, хотя включал в себя ряд соседних территорий — детскую инфекционную больницу, дезстанцию, парк культуры и отдыха, стадион «Динамо», железнодорожный переезд. Теперь этот район чаще именуется по самому заметному ориентиру — Ротонде. Городок областной больницы, затем стадион «Динамо», парк культуры и отдыха, Березовую рощу фашисты захватили 9 июля, когда остатки подразделений 233-го и 287-го полков НКВД после кровопролитных боёв в центральных кварталах Воронежа отступили к железнодорожным мостам у станции Отрожка. Однако двое суток спустя началось движение в обратном направлении. Теперь со стороны СХИ и Отрожки наступала наша сводная ударная группа, а фашисты были вынуждены пятиться назад. По трамвайной линии и железнодорожному полотну успешно наступал сводный полк НКВД. За день 11 июля он выбил фашистов из оврага и железнодорожной будки, освободил большое число мирных граждан, согнанных фашистами в водосточную трубу под насыпью у железнодорожной дороги, уничтожил гитлеровцев, засевших на территории птицефермы, и вплотную подошёл к парку. Дальше продвинуться не удалось. Под жестоким огнем врага чекисты вынуждены были залечь и перейти к обороне. Но в этот день изготовились к бою соединения 60-й армии, прибывшей из резерва Ставки Верховного Главнокомандования. С утра 12 июля началось общее наступление, и чекисты пошли вперёд. Теперь рядом с ними действовал 796-й полк майора В. Я. Петренко из 141-й стрелковой дивизии. Стрелков и чекистов поддерживали танки. Подразделения 233-го полка НКВД решительно атаковали овощехранилище, где закрепились фашисты. Первым окопов врага достигло отделение ефрейтора Богоявленского. Тут же вырвалось вперед отделение сержанта Якова Шевцова. Его обогнала группа, возглавляемая коммунистом Ильей Ляшевым. Так, обгоняя друг друга, чекисты неудержимо продвигались вперед. За кустарником в балке была полностью разгромлена минометная батарея противника. Чекисты сразу же пустили в дело трофейное оружие, благо при нём оказался большой запас боеприпасов. Другая группа гитлеровцев была уничтожена на картофельном поле. При этом особенно отличился пулеметный расчёт сержанта А. В. Ушакова, который первым среди чекистов был отмечен орденом Красного Знамени. Когда от фашистов был очищен район Березовой рощи, бой переместился в парковую зону. Местность тут лесистая, пересеченная оврагами и глубокими балками, удобная для обороны. Противник с исключительным упорством держался за каждую мало — мальски выгодную позицию. Линия атакующих подразделений распалась на отдельные звенья. Бой носил очаговый характер. В нем участвовали мелкие подразделения, которые решали самостоятельные задачи, часто не имея локтевой связи с соседями. К вечеру 12 июля перестрелка в парке стихла. Фашисты отступили к стадиону «Динамо». Очистив от фашистов северные склоны парка и его низовую часть, чекисты сделали только часть дела. Надо было подниматься по крутым откосам, через густой кустарник пробиваться к стадиону «Динамо». Враг окопался на гребне высоты, вел яростный огонь из всех видов оружия. Чекисты сводного и стрелки 796-го полков продолжали штурмовать позиции врага и в конце концов поднялись наверх, вышли к окраинам улиц Калинина и Рабочего класса, завязали бои в лабиринте переулков бывшей Троицкой слободы. К этому времени части 121-й стрелковой дивизии продвинулись к городку областной больницы. Бои развернулись в кварталах. Днём и ночью шли кровопролитные схватки на улицах Клинической, Транспортной, Рабочем проспекте, Калинина, Рабочего класса, Октябрьской революции, Ленина, Обороны революции, 8 Марта, Коммунистической молодёжи. Усилия воюющих сторон на этом участке были сосредоточены на больничном городке с массивным зданием главного корпуса. В обширном районе, где были разрушены или сгорели почти все деревянные постройки, каменные здания больничного городка являлись наиболее надежным местом укрытия от обстрелов и бомбежек, размещения огневых средств, создания узлов обороны, накопления сил для контратак. Кто овладел больницей, тот и был хозяином положения. Поэтому шли горячие бои за каменные здания. Больничный городк в целом и отдельные его строения неоднократно переходили из рук в руки. Первыми в главный корпус больницы в ночь на 15 июля 1942 года ворвались воины 574-го полка 121-й стрелковой дивизии при поддержке экипажей 174-й танковой бригады. Гранатный и рукопашный бой, перестрелка в упор шли в каждой комнате на всех этажах и в подвальных помещениях. В этом бою особенно отличился сержант Столбов. Руководимая им группа красноармейцев выбила фашистов из трех комнат, комсомолец Столбов лично истребил одиннадцать гитлеровцев. Тем временем во дворе больницы успешно действовала 1-я рота, возглавляемая политруком Косыревым. Окружив большую группу фашистов, красноармейцы повалили дощатый забор и открыли огонь по гитлеровцам. В завязавшейся схватке политрук Косырев был ранен в обе ноги. Гитлеровцы попытались захватить его в плен, но на выручку командиру подоспел красноармеец Комаров и вынес раненого с поля боя. Роту возглавил парторг Кошеленко. Лишь немногим фашистам удалось спастись бегством. На месте схватки осталось 70 вражеских трупов. Продвижению стрелковых подразделений мешали пулеметные точки. Расчет старшины Н. Т. Жуняева выкатил орудие на открытую позицию и ударил по пулеметам с близкого расстояния. Как только огневые точки противника были подавлены, наши стрелки пошли вперед. Со стороны улицы Клинической в смотровой зал больницы проникли курсанты учебного батальона 195-й стрелковой дивизии.Выяснилось, что в подвальных помещениях главного корпуса находится около четырёхсот женщин, стариков и детей, не успевших эвакуироваться. Сейчас же были приняты меры по их спасению. Взвод курсантов под командованием лейтенанта Александра Евдокимова блокировал два выхода из помещений, где засели фашисты, не позволил им помешать звакуации гражданского населения. К концу дня воины 121-й и 195-й дивизий при поддержке танкистов овладели значительной частью больничного городка. При этом были нанесены тяжелые потери частям 57-й немецкой пехотной дивизии, в том числе и её штабу. Пленный офицер показал на допросе, что утром в его роте было 120 солдат, а к вечеру осталось только шесть. Бои на территории больничного городка проходили с переменным успехом. В разное время здесь участвовали в боях части 121, 195 и 303-й стрелковых дивизий, 17, 18 и 25-го танковых корпусов. Но основную тяжесть боев вынесли воины 121-й стрелковой дивизии под командованием генерал — майора М. П. Зыкова ( с декабря 1942 года — полковник М. А. Бушина). В боях за областную больницу советские воины показали несгибаемое мужество, упорство и массовый героизм. В них получили боевую закалку будущие Герои Советского Союза Вениамин Альбетков, Александр Зубков, Василий Кротюк, Тимофей Лобода, Николай Лопач, Степан Михляев, Моисей Усик, Василий Шабанов и многие другие воины дивизии. В наградном листе снайпера М. Т. Усика указывается, что в боях за Воронеж он истребил более 300 фашистов. В составе 121-й стрелковой дивизии сражались с врагом за родной город сотни земляков — воронежцев, в том числе командир батареи Николай Сосин, командир стрелковой роты Константин Евдокимов, связистка Екатерина Крестникова, врач Максим Соколов. Отлично воевал артиллерийский расчет, сформированный из отрожских комсомолок — добровольцев — сестер Анны и Марии Готовцевых, Елены Гунькиной, Екатерины Дроновой. Боевые действия на территории областной больницы продолжались в течение 203 суток. Все постройки были разрушены до основания. Под яростным натиском огня и металла устояло лишь круглое здание демонстрационного хирургического зала главного корпуса — Ротонда. Это массивное железобетонное сооружение на многочисленных опорах — всего лишь малая часть того, что осталось от корпусов, превращенных в прах. Ротонда сохранена как памятник войны и вошла составной частью в мемориал Линии Ратной Славы. Громада Ротонды, возвышающаяся над зданиями у перекрестка улиц 45-й дивизии, Транспортной и Бурденко, — памятник уникальный. Его особенность в разительной непохожести на другие памятники истории, культуры и архитектуры города, в его впечатляющих размерах и формах, в необычности его появления, в многоплановости информации, которую несет он в себе. Если все другие памятники Воронежа созданы творческой мыслью ваятелей и зодчих, то «автором» этого является война. Ротонда — памятник великого ратного подвига советских воинов, символ стойкости, мужества и героизма защитников Воронежа. Вместе с тем она — памятник архитектуры первых советских пятилеток, наглядный образец довоенной красоты Воронежа и монументальности его построек. В то же время — это страница трагической судьбы Воронежа в страшное военное лихолетье, суровый укор варварству фашистских захватчиков. Изуродованные железобетонные плиты, свисающие с купола, иссеченные осколками колонны, путаница арматуры от крыши до подвала дают представление о силе вражеского удара по незащищенному мирному городу, когда он еще находился за полторы сотни километров от линии фронта. Как свидетельствуют документы штаба МПВО Воронежа, налеты немецкой авиации на город усиливались из месяца в месяц. Если в январе — марте 1942 года в зоне Воронежа появлялось в среднем по 68 самолётов, то в апреле их было 229, а в мае уже 563. В июне над Воронежем и его окрестностями побывало 2463 самолета противника, т. е. в среднем 80 машин в сутки. В первую же декаду июля количество самолёто — вылетов противника в зоне Воронежа увеличилось до 4508. Решением исполкома Воронежского городского Совета депутатов трудящихся от 11 ноября 1965 года Ротонда сохраняется как памятник войны. Она входит составной частью в Линию Ратной Славы. К сожалению реставрационные работы с памятником не проводятся, поэтому опасно забираться внутрь или подходить слишком близко.