Все места
Церковь

Домовая церковь иконы Божией Матери "Нечаянная Радость" при бывшей Школе для слепых детей в Тамбове

Школа для слепых детей, основанная в октябре 1907 года, сначала размещалась в маленьком доме на Подьяческой, Чичканова, улице, недалеко от Крестовоздвиженнской церкви. В 1908 году братство обратилось с просьбой к жителям края о помощи средствами на приобретение усадьбы под строительство собственного здания училища. В благотворительной акции участвовали Чичерины, Нарышкины, Ланские, Боратынские, Асеевы, а главное жители Тамбовской губернии. Списки жертвователей, независимо от размера вклада, публиковались в печати, ибо главным был не размер пожертвования, а отклик человека на боль страдающих. На средства княгини Кугушевой была приобретена большая усадьба с садом и одноэтажным особняком на Киркинской улице, современная А. Бебеля. Дом был надстроен вторым этажом, это западная часть ныне существующего особняка. Строительство нового корпуса с восточной стороны началось с освящения места 4 сентября 1911 года. К 12 сентября были сложены сены первого этажа и освящено основание храма. Второй этаж нового корпуса завершался невысоким куполом с маленькой луковичной главкой. В этой части располагалась церковь, освящение которой во имя Богоматери Нечаянная радость 2 декабря 1912 года. По красоте, изяществу и богатству украшений храм не имел себе равных. Дубовый резной иконостас с эмалью и позолотой был выполнен московским художником П.А. Сизовым на средства Е.М. Болдыревой. Многообразными были формы участия в этой акции тамбовской интеллигенции: проект нового корпуса был безвозмездно создан архитектором Е.А. Мозгалевским, сметы бесплатно составлены инженером И.Е. Годзиеевичем. Отчеты о расходовании народных средств публиковались в печати на основе полной гласности. Работа Совета братства носила строго общественный характер и не оплачивалась из средств, пожертвованных на приют. В доме-приюте воспитывались слепые дети, привезенные из дальних уголков губернии. Они обучались чтению, письму, хоровому пению, игре на различных музыкальных инструментах, а также доступным ремеслам. Воспитанники приюта плели изумительные корзинки, летние садовые кресла, пользовавшиеся большим успехом у жителей; пели в составе церковных хоров; работали в училищном саду. Заработанные детьми деньги шли в фонд училища, который формировался за счет пожертвований прихожан, пожертвований императрицы, городской думы и попечительства. Открытие приюта-училища не решило проблемы всех слепых детей губернии, но своей подвижнической работой Церковное братство поставило эту сложную проблему перед обществом и привлекло к ее решению здоровые нравственные силы.