Все места
Церковь

Надвратная колокольня Зилантова Успенского женского монастыря в Казани

За все время в Зилантовом монастыре, с тех пор как он был построен в камне, сменилось 4 колокольни, не считая предыдущих деревянных, но ни одна не была особенно высокой и не выделялась из окружающих строений. Зилантова обитель и сама по себе стояла на высокой горе, была видна издалека, да и места для гигантской звонницы здесь не оставалось. Поэтому до XIX века её колокола висели просто при церквах, как это было у древнейших на Руси храмов Новгорода и Пскова. А вот колокола здесь вплоть до революции сохранялись очень старинные и ценные. Самая первая звонница, где они висели, находилась при Успенском соборе. Обычно так и бывает, что колокольня располагается при главном храме, если, конечно не стоит отдельно. В Зилантовом монастыре это положение продолжалось до 1829 года. В этот год Всехсвятскую церковь как раз перестроили и освятили заново. Колокольня перекочевала к ней. Лишь 1 из 5 малых колоколов остался при Успенском соборе. А саму прежнюю обветшавшую колокольню при нем разобрали. Притом новая звонница заняла самое необычное место над крышей Всехсвятского храма. Почти 70 лет сохранялось такое необычное размещение. Новая, отдельно стоящая колокольня, впервые появилась в истории монастыря лишь к 1898 году. Это было очень важное событие. Именно тогда, архитектор Ф.Н. Малиновский полностью перестроил саму Всехсвятскую церковь в русском стиле. По тому же самому проекту и стилю он возвел и колокольню, но уже не при храме, а над Святыми вратами обители, над её южной стеной. Великолепной шатровой колокольней Малиновского современный паломник может полюбоваться, к сожалению, лишь по старинным фотографиям. А вот перед любым паломником, подходившим к монастырю тогда, век назад, открывался величественный незабываемый вид. Стены и башни обители были похожи на могучий белокаменный Кремль. Построенная же в древнерусском стиле колокольня только еще больше усилила это изумительное сходство. Она, узорчатая шатровая звонница с воротами внизу, отдаленно напоминала острые силуэты башен Московского Кремля, только, конечно, в миниатюре, особенно силуэт Спасской башни. В ней не было той мощи, но было удивительное изящество. Почти 30-метровый заостренный столп возносился в ярко-голубое небо и над ним летали стрижи, а рядом плавал в воздухе похожий по форме шатер церкви Всех Святых. Гулкие темные ворота под колокольней вели в монастырь. Даже на старой фотографии видно их изящное строение, тройная, при этом цельная арка, она символизировала Святую Троицу, с двумя висячими "гирьками". Именно так делали арки русские зодчие в XVII веке, особенно в великолепных храмах Ярославля и Ростова. Здесь же прием древнерусской архитектуры был просто очень удачно возрожден мастером-восстановителем старинных традиций Ф.Н. Малиновским. По бокам ворота словно бы сторожили окна двух келий. Над ярусом ворот возвышался уже собственно столп колокольни, четверик, который очень удачно, почти незаметно, переходит в восьмерик. Там и находились в "беседке" под шатром все колокола. А по углам четверик сторожили еще 4 купола. Это повторяло расположение 4-х малых куполов вокруг шатра Всехсвятского храма. Такое сходство еще раз подчеркивает единство замысла храма и колокольни. Украшения колокольни из фигурного кирпича тоже отчасти напоминали украшения соседней церкви, а отчасти других творений зодчего Малиновского, например, Троицкого собора в Раифе или Скорбященского-Богородицкого в Свияжске, построенных им на несколько лет позже. Святые врата с колокольней и ограда монастыря были полностью разобраны в 1932 году.