Все места
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I
Дом

Лазенковский дворец (Варшава) и Николай I

Две следующие истории, связанные с этим местом произошли в эпоху правления Николая I и служат мелкими, но яркими штрихами к его персоне, характеризуя императора не только как человека чести, благородства, порядочности, но и как государя с отменным чувством юмора.

Корнет Пуговичников.
Этот рассказ был опубликован в 1910 году в "Вестнике русской конницы". Командир, кажется, Подольского Кирасирского полка позвал в полковую канцелярию корнета Пуговичникова и объявил ему: "Через год будет Высочайший смотр нашему полку. Строевой лошади я Вам, корнет, не дам".
- Господин полковник, я не имею средств купить себе лошадь. На чём же я выеду в строй?
- На корове, понятно?
- Понимаю, господин полковник.
Через год был смотр. Полк был построен развёрнутым фронтом. Царь ехал в коляске, за пол версты до полка Его ждала свита. Царю подали лошадь.
Тут то Его обогнал корнет Пуговичников, сидя на корове с полной парадной седловкой с вальтрапом. Крупной рысью он доскакал до своего взвода и стал в строй.
Император поздоровался с полком, спросил у командира фамилию корнета и галопом поскакал к корове.
"Корнет Пуговичников, на гауптвахту галопом марш".
Пуговичников выехал из строя, на аллюре переменил корове ногу, взял барьер через низкий плетень и скрылся за постройками.
На лице грозного Царя сияла улыбка.
После смотра предполагался завтрак в Высочайшем присутствии, но командир полка после "коровы" не решался просить Царя.
- Собери всех офицеров и дай позавтракать в собрании.
Когда все сели, Царь спросил командира:
- А где Пуговичников?
- На гауптвахте, Ваше Императорское Величество.
- Что ему пришло в голову?
Командир полка чистосердечно признался, что отчасти он сам виноват, но никогда не думал, что выездка коровы вообще возможна, да ещё в такой короткий срок.
- Я тоже не знал, - ответил Царь, - с такими офицерами не пропадёшь. Позови Пуговичникова.
Корнет Пуговичников явился.
- Возьмёшь любую лошадь из моей конюшни, поедешь в Париж, там с тебя сделают статуэтку. Статуэтка мне, а отливы Министр Двора разошлёт по полкам, чтобы мои кавалеристы видели, как надо сидеть верхом.
- Понимаю, Ваше Императорское Величество.
- Возьми стул и позавтракай вместе с нами.
- Покорнейше благодарю, Ваше Императорское Величество.
Одна из этих статуэток хранилась в Белом Дворце в Лазенковском парке в Варшаве.

Королевская панихида.

Император Николай I-й осматривал Лазенковский парк, остановился перед памятником Яна Собесского, изображавшего короля верхом, а под ногами лошади побитый татарин.
"Кому этот памятник", - спросил Король Польский, Самодержец Всероссийский.
Граф Бенкендорф, скромно ответил: "Королю Польскому Яну III-му".
"Созвать дипломатический корпус и представителей населения, отслужить панихиду по Короле Польском".
Отслужили панихиду в Лазенковской церкви. Царь усердно крестился. Никто ничего не понимал. Граф Бенкендорф однако осмелился: "Ваше Императорское Величество, почему мы служили панихиду по дуще Короля Польского Яна III-го ?".
"Не понимаешь. Мой родной брат. Было два дурака на свете - Ян III-й и я. Он спас Вену от татар, а я спас Вену от венгров".
Все места
Показать на карте
Выберите соц.сеть
Отменить