Все места
Усадьба

Усадьба Лопухиных Ретяжи

Усадьбой Ретяжи владел Иван Владимирович Лопухин – выдающийся общественный и государственный деятель рубежа XVIII – XIX вв., действительный тайный советник, сенатор, философ, публицист, издатель. Название села произошло, возможно, от названия притока Оки речки Ретеж, на берегу которой оно расположено. О точном времени появления села Ретяжи нам неизвестно, однако во время правления Петра I (1682 – 1725) оно уже существовало. В начале XVIII века в селе Ретяжи уже была деревянная церковь, сгоревшая в 1712 году. В царствование Анны Иоанновны (1730 – 1740) село Ретяжи купил Владимир Иванович Лопухин. Об обстоятельствах покупки сохранилась такая история. Свекром В.И. Лопухина был вице-президент Коммерц-коллегии Илья Иванович Исаев, которого лично знал и высоко ценил Петр I. На государственной службе он составил себе приличное состояние, однако впоследствии разорился, да так, что в приданое дочери смог дать только нитку изумрудов. Эти изумруды Владимир Иванович продал за шесть тысяч рублей и, приложив к ним еще две тысячи, купил село Ретяжи. Имение свое генерал-поручик Лопухин устроил роскошно: в царствование Александра I оно было продано за 960 тысяч рублей. К сожалению, единственная сохранившая постройка бывшей усадьбы в Лопухиных в Ретяжах – храм Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова), построенный в 1765 г., при Владимире Ивановиче Лопухине. Его сын, известный масон и автор мистико-философских сочинений Иван Владимирович Лопухин, продолжал обустраивать усадьбу. Он создал в Ретяжах замечательный во многих отношениях, идеологически и эстетически насыщенный парковый ансамбль. И.В. Лопухин сам подробно описал его в двух очерках, которые были напечатаны в журнале «Друг юношества и всяких лет». На рубеже XVIII – XIX вв. в Европе (в том числе и России) в садово-парковом искусстве в моду вошли «естественность» и «следование природе». Именно в таком новомодном духе И.В. Лопухин устроил в своем кромском имении парк, которому дал название «Орлиная пустынь». Подробное описание этого оригинального паркового ансамбля сохранилось: И.В. Лопухин сам описал его в двух очерках, которые были напечатаны в журнале «Друг юношества и всяких лет». Парковые строения были самые простые, но расположенные в очень красивой местности: на крутой горе, с двух сторон окруженной огромным прудом. К горе примыкала дубовая роща. Здесь находилась «пустынька», посвященная, как поясняет Лопухин, «несчастиям некоторого Андрея, знаменитого твердостью духа и страданием своим в последней половине прошлого столетия». У дороги, ведущей через поля в дубовую рощу, в маленькой оградке, среди вишневых деревьев, стояла хижина. В хижине по бокам крестообразные окошки, а передняя и задняя стены снаружи расписаны. На передней изображен черный крест на горе, под ним – проросшая из черепа роза. На кресте надпись: «Единый к блаженному бессмертию путь». По сторонам: такие же большие черные кресты. На одном надпись: «Крест есть огнь, очищающий дух и плоть», на другом – «Носи в сердце крест свой». На противоположной стене был изображен большой розовый крест в круге голубого цвета, на всех концах увенчанный митрами. В углах изображены оковы, переломленный посох, закрытая книга и горящий трисвечник. Над рисунком надпись: «Верному до смерти, венец живота». На двух сторонах кровли написаны парящие орлы: один летит в рощу, которая издавна называлась Орлиное гнездо, а другой величаво воспаряет из темницы к небесам. «Пустынька» представляла часть опустевшего монастыря, к которой вели изредка растущие ракиты – как бы уцелевшие остатки когда-то существовавшей аллеи. За хижиной начиналась аллея, ведущая в рощу, на краю которой рос высокий тройчатый дуб. Под тем дубом положен могильный камень с надписью «Священной памяти А. страдальца 1813 года апреля 14 дня, через полвека в самый тот день, в который начались его злоключения». Тут же под дубом скамья, с которой «через поверхность горы, особливо когда она бывает покрыта хлебными колосьями, прелестный вдали вид на старинную каменную церковь». От дуба под гору через рощу проложена тропинка к широкому заливу пруда, на берегу которого, в тени огромной ракиты, поставлена беседка. В «Орлиной пустыне» находился еще один символический памятник – так называемый Андреев скит. Это был простой крестьянский домик, поставленный на горе между дубов, с самым простым убранством: голые стены, лавки, да длинный стол.