Все места
Церковь

Собор Бориса и Глеба в Борисоглебском монастыре

К концу XV века и началу XVI века деревянные церкви Борисоглебского монастыря обветшали, и по велению великого Московского князя Василия III и на его пожертвования в 1522 году на месте деревянной "малой церковницы во имя святых князей Бориса и Глеба" был заложен первый каменный храм, который через два года был закончен и освящен 22 сентября 1524 года. Считается, что его строителем был талантливый ростовский "церковный каменный здатель" Григорий Борисов. Собор Бориса и Глеба представляет собой небольшой по размеру четырехстолпный одноглавный храм. Этот тип широко распространен в русской архитектуре XV-XVI веков. По такому принципу часто строились недорогие городские соборы. Здесь же, в монастыре, простой и суровый облик его как нельзя лучше отвечал характеру монастырских сооружений. Единственным наружным украшением собора являются перспективные порталы, уступами уходящие в глубь стен, профильные тяги карниза и архивольт закомар. Гладкие стены с низко расположенными окнами членятся довольно плоскими лопатками на три неравных прясла. Над четырехскатной кровлей возвышается глава на невысоком мощном барабане. С востока к храму примыкают три пониженные алтарные апсиды со слабо выраженными гранями. Первоначальный облик собора был в значительной степени изменен поздними перестройками. Летом 1778 года при архимандрите Варлааме было решено надстроить барабан и заменить шлемовидную главу на "луковичную с перехватом". Надстройка барабана и сооружение новой главы барочной формы, как свидетельствует надпись на ее подзоре, были закончены в 1779 году. При этом диаметр надстроенной части бал значительно меньше диаметра первоначального барабана. Вновь построенная глава нарушила гармоническое единство храмовой постройки, чудовищно исказив внешний облик собора. Впоследствии глава была покрыта деревянной чешуею, лемехом, а в 1836 году по углам были поставлены еще четыре деревянных глухих барабана с главками, оштукатуренные по древесной драни. В 1780 году позакомарное покрытие храма было заменено ныне существующей четырехскатной кровлей, которая скрыла декоративный пояс в виде десяти кокошников слегка заостренной формы у основания барабана и почти до половины закрыла его древние щелевидные окна. В 1925 году архитектор П.Д. Барановский, обследуя собор и в частности чердак, обнаружил их; тогда же им были сняты и поздние угловые барабаны. Древние щелевидные окна собора были растесаны еще во второй половине XVII века, когда в монастыре проводились масштабные строительные работы. В этот же период над порталами появляются большие прямоугольные окна с наличниками, украшенными мелкой кирпичной порезкой. Сильно исказил внешний облик древнего памятника и придел Ильи Пророка, пристроенный к западному собора в 1810 году. При его постройке была разрушена древняя паперть, заложены щелевидные окна, стесаны лопатки и украшения западного портала. Внутренний облик собора так же прост , как и его внешний вид, стены гладкие, внутренние лопатки отсутствуют, подпружные арки, поддерживающие крестовые своды, опираются на четыре столба крещатой формы. Свет в небольшое пространство храма проникает через щелевидные окна. К двум восточным столбам некогда примыкал не дошедший до наших дней иконостас, в котором, по описям начала XX века, имелись древние иконы. Иконостас был "поставлен на каменный фундамент и сплошь вызолочен червонным золотом". Сохранившиеся монастырские описи XVIII века говорят о том, что храм в XVI веке не был расписан. В описи монастыря 1735 года указано, что в соборе имеется только написанный на стене образ Бориса и Глеба, в описи же 1779 года отмечено, что стены собора покрыты многослойной известковой побелкой. Получается, что стены собора Бориса и Глеба ни в XVI, ни в XVII веках не расписывались и оставались таковыми до конца XVIII века. Наконец, в архивной "Летописи Борисоглебского монастыря" сообщается, что в 1783 году "сия церковь... написана стенным иконописанием", а в 1842 году " в сем Борисоглебском храме весь иконостас вызолочен заново... а самые стены, купол и своды украшены вновь живописью". Последнее появление живописи собора происходило уже в начале XX века, в 1911 году храм Бориса и Глеба "расписан с уборкою византийского стиля с золотом и серебром" под руководством художника Ф.Е. Егорова, маслом, по мотивам росписей В.М. Васнецова в киевском Владимирском соборе. Стены и своды Борисоглебского храма покрывают огромные картины на евангельские сюжеты, обрамленные богатейшими орнаментальными рамами, написанными с применением золота. На столбах и стенах алтарных апсид расположены крупные фигуры московских митрополитов Петра, Алексея, Ионы и Филиппа, изобретателей славянской письменности Кирилла и Мефодия и других святителей. Росписи исполнены в суховатой академической манере приглушенными, разбеленными тонами. В 1956 году архитектором Б.А. Огневым в аркосолии северной стены, у гробницы основателей монастыря Федора и Павла, была вскрыта фреска XVI века, та самая, о которой упоминается в описи 1735 года. По-видимому, уже ко времени обследования собора в 1778 году аркосолий был заложен кирпичом заподлицо со всей стеной и забелен. На северной стене аркосолия изображены друг против друга святые князья Борис и Глеб в молении. К их ногам припадают основатели монастыря игумены Федор и Павел. На западном склоне аркосолия написан великий Киевский князь Владимир, отец Бориса и Глеба. Он изображен в царской короне и пурпурной мантии с белой опушкой, лицо его величаво, свтло-русые волосы красивыми волнами ниспадают на плечи. На восточном склоне изображение ростовского святителя Леонтия, который одет в белую епископскую фелонь и белый клобук.