Ваш город

    Все места
    Церковь

    Собор Екатерины Великомученицы в Слободском

    Собор Святой Великомученицы Екатерины - подлинная архитектурная жемчужина Слободского. Уже более трёх столетий он является важным духовным, просветительским и культурным центром этого вятского городка и потому имеет кафедральный статус. В Слободском его здание является старейшим, сложенным из камня, и в официальных письменных источниках упоминается с начала ХVII века. Уже в 1615 году исторические документы свидетельствуют о том, что в городе Слободском стоит деревянная "церковь мученицы Христовы Екатерины". В дальнейшем она упоминается всё чаще. В числе таких письменных источников - известная "Книга вятских пригородов Слободского да Шестакова посадов и уездов писма и меры Ивана Борисовича Доможирова да подъячего Ивана Кокушкина 1629 году". В ней так описывается слободской храм: "Церковь мученицы Екатерины, деревянна, клецки, с трапезою. В церкви находится образ Пречистой Богородицы с младенцем. Да на колокольнице колокол большой, - государево жалование, да 7 колоколов мирских". В 1681 году сильный и опустошительный пожар разгорелся в Слободском. Огонь полностью уничтожил большую часть города: выгорело 86 жилых дворов, немало келий женского монастыря и дом архиерея, а также множество казённых учреждений, таких как земский приказ и тюремный дом. В этом скорбном перечне оказалась и Екатерининская церковь вместе с колокольней.
    Печальный опыт пожаров всегда диктует необходимость восстанавливать здания в камне, однако миновало ещё почти два десятка лет, прежде чем храм Великомученицы Екатерины был опять отстроен, и теперь уже в новом качестве. Примечательно, что десятью годами ранее предприниматель Трифон Каркин, родоначальник местной купеческой династии, основал первый в истории округи и один из первых в России завод по отливке колоколов. В 1692 году именно Каркин изготовил огромный колокол для Вятского кафедрального собора, а три года спустя стал обеспечивать "звонами" местные храмы, включая и сельские. В дальнейшем пальму первенства в колоколитейном ремесле перехватили представители семейства Бакулевых, Каркины же в начале ХIХ столетия прославились как умелые производители поддужных колокольчиков, на которые был устойчивый спрос по всей стране.
    В июне 1699 года преосвященный Иона, архиепископ Вятский и Великопермский, даровал слобожанам разрешение на строительство тёплого каменного храма Вознесения и Екатерины. Для строительства церкви имелись веские основания. Ещё в 1658 году Пермская земля отделилась от Вологды, будучи присоединённой к Вятке, неслучайно её епископы в пору строительства Екатерининского храма именовались и Вятскими, и Великопермскими. Справедливости ради стоит отметить, что в Вятском крае каменное зодчество начало развиваться гораздо позднее других областей России. В то время здесь утвердилось мнение: на Вятке каменщиков и ныне нет, потому что каменного дела не бывало. Поскольку местных каменщиков церковного зодчества в этот период пока не было, архиепископ Иона поначалу приглашал московских строителей. Вятские мастера учились у них, одинаково успешно перенимая и азы и секреты непростого ремесла. Поэтому к 90-м годам ХVII века в регионе уже сформировалось сразу несколько артелей, способных возводить храмы.
    Храм во имя великомученицы Екатерины строился в Слободском неподалёку от речного откоса на берегу Вятки. Перед этим была завершена постройка Спасо-Преображенской церкви в Хлынове, обогатившая опыт артельщиков Ивана Никонова новыми наработками в области церковного зодчества, которые они не преминули использовать при возведении Екатерининского храма. Это является косвенным подтверждением авторства бригады Ивана Ивановича Никонова в постройке этого здания, в особенности - характерные элементы и общая роскошь декора, а также схожесть новой церкви с некоторыми вятскими храмами. При этом специалисты отмечают в облике и конструкции храма Великомученицы Екатерины уже гораздо большую основательность и "ритмичность" в чередовании деталей здания по сравнению с храмами Хлынова, что также свидетельствует о возросшем мастерстве Никонова и его сотоварищей-зодчих. Известна легенда, повествующая о негласном соревновании, будто бы развернувшемся между мастерами-артельщиками в пору проведения отделочных работ будущей церкви и формирования её оконных проёмов. Каждый норовил отличиться по-своему, но индивидуальное мастерство артельщиков до поры до времени скрывали строительные леса. Когда же при большом стечении народа высокие заграждения сняли, толпа от восхищения дружно ахнула. Слободской ещё не видел такой красоты каменных кружев, украсивших стены и окна церкви.
    Спустя полвека, в 1753 году, к храму была пристроена весьма просторная церковь, освящённая в честь Вознесения Господня. Она не отапливалась, стены здания стали постепенно разрушаться из-за недостаточной прочности кладки. Вдобавок в мае 1823 года после удара молнии случился пожар, оказавшийся губительным для деревянной крыши придельной церкви. Она простояла вплоть до 1847 года, после чего было решено разобрать вконец обветшавшее здание и собрать пожертвования на новое. Большую помощь при этом оказали потомственные граждане Слободского, братья-купцы 1-й гильдии Вдадимир и Николай Герасимовы. В итоге, спустя полтора столетия после постройки, в 1853 году, Екатерининский храм обрёл три престола. Правый освятили в честь Тихвинской иконы Божией Матери, центральный - в честь Вознесения Господня, левый - во имя святых Захарии и Елизаветы. При этом местночтимая храмовая икона Святой Великомученицы Екатерины пребывала в иконостасе центрального престола церкви. В церемониях освящения принимали участие епископ Вятский и Слободской Елпидифор и архимандрит Успенского Трифонова монастыря Амвросий. Спустя пять лет окончательно оформился цельный храмовый комплекс. "Дуэт" двух церквей включал в себя также и трёхъярусную колокольню, построенную ещё столетие назад. Отныне они стали носить общее название - Вознесенский и Екатерининский собор.
    20 мая 1837 года город посетил наследник российского престола, будущий император Александр II. Осматривая Слободской, он не преминул побывать и в Вознесенско-Екатерининской церкви, а напоследок охарактеризовал город как вполне хороший, а губернские дороги в округе - "лучшие из всех проследованных". Метрическая книга Вознесенского и Екатерининского собора, тоже общая для обоих храмов, в разделе "О рождающихся" содержит запись, датированную 20 июля 1795 года, которая регистрирует появление на свет очередного новорождённого слобожанина: "Находящегося города Слободского в должности городнической Петра Федоровича Чайковского сын Илья". Счастливый родитель - дед великого композитора Петра Ильича Чайковского, с января 1795 года он служил градоначальником Слободского, много сделав для его развития и процветания.
    Комплекс Вознесенско-Екатерининского собора находился в центре города. В 1877 году рядом с храмами, на живописном берегу реки Вятки, был заложен общественный сад, неизменно притягивавший к себе слобожан. Накануне октября 1917 года в Екатерининском соборе по штату числились протоиерей, три священника, столько же псаломщиков и дьякон. В храме заботились о благосостоянии своих служителей: его духовенство располагало квартирами в двух каменных домах - двухэтажном здании и флигеле. Гордостью храма был его хор под управлением церковного псаломщика, истинного подвижника православной музыки Кувшинского. В хоре нередко насчитывалось до двух десятков певчих, и он заслуженно считался одним из лучших в епархии.
    Екатерининский кафедральный собор - типичный представитель вятского барокко. Органичное сочетание патриархальности Москвы и новомодной петербургской архитектуры, красота и изысканность, богатый и щедрый декор при отсутствии излишнего пафоса, свойственного стилистике европейского барокко, - вот отличительные черты его вятской разновидности, которые хорошо прослеживаются в облике фасадов Екатерининского собора в Слободском. В плане архитектурной стилистики архитектура храма созвучна некоторым постройкам в Трифоновом монастыре соседнего Кирова. Вместе они формируют стилистику нарождавшегося особого направления в местном зодчестве - так называемого "вятского барокко". Оно получило здесь широкое распространение в ХVIII веке, поэтому церковь в Слободском является одной из предтеч этого оригинального направления в храмоздательстве. Здание собора выложено из кирпича. Поскольку Екатерининская церковь была объединена с Вознесенской в единый архитектурный ансамбль, в этом комплексе она несла функцию "тёплого" зимнего храма. В её основу положен традиционный четверик, бесстолпный и двусветный; его красиво завершают пять глав, увенчанных голубыми куполами.
    Начиная с 1914 года, когда здание подверглось существенной перестройке и расширению объёма согласно проекту знаменитого вятского зодчего И. А. Чарушина, оно обрело обширную трапезную и два новых придела, также увенчанных главками. Каждому из приделов зодчий придал форму полусферы. Отныне посетитель собора святой Екатерины видит перед собой прежде всего широкую лицевую часть здания с двумя выдвинутыми вперёд крышами-шатрами и парой глав по бокам, третья же возвышается над фронтоном. Прежнее высокое пятиглавие продолжает доминировать в общей композиции фронтальных фасадов, однако среди некоторых специалистов бытует мнение, что нововведения 1914 года чересчур заслоняют основной объём храма для его обзора со стороны. Однако все эти возможные конструктивные огрехи с лихвой компенсируются великолепной эстетикой внешнего вида собора и прежде всего его богатым и изысканным декором - обильным фасадным украшением из лекального или тёсаного кирпича. Действительно, фантазия оформителей здания этого собора кажется поистине безграничной. И это - ещё одна, важнейшая черта вятского барокко и таланта его зодчих.
    Удивительный по красоте, щедрый и праздничный, но отнюдь не вычурный декор здания собора является одной из важнейших примет изначального вятского каменного зодчества. Его зачастую сравнивают с тортом в пышной белой глазури или узорчатым и фигурным заварным пряником. Екатерининский собор "двусветный" - его окна располагаются в два яруса. Они оформлены изящной и сложной лепниной, находясь в обрамлении оригинальных фигур, резных каменных кружев и орнаментальных узоров. Над оконными проёмами можно увидеть такие традиционные элементы декора, как наличники и кокошники. Примечательно, что из всех окон основного объёма не найти ни одной одинаковой пары - каждое отличается индивидуальностью, выражая почерк изготовившего его мастера-каменщика. Екатерининскому собору присущи все особенности композиции храмов, строившихся зодчими Ивана Никонова в пору зарождения вятского барокко. Прежде всего, это отсутствие колокольни, которую могли заменить простой звонницей. Структура храма, как правило, включая в себя бесстолпный пятиглавый или одноглавый четверик и просторную трапезную, к которой нередко дополнялась паперть. Следование первоначальному плану было весьма условным: конечный результат мог весьма отличаться от запланированного облика. В 1915 году храм обрёл свой нынешний вид, яркой деталью которого являются завершения здания. Его голубые купола видны в городе издалека. Цвет куполов означает небесную сферу, а круг является образом вечности, это символизирует неземную чистоту и непорочность Божией Матери. Внутренние интерьеры Екатерининского собора претерпели самые серьёзные метаморфозы в кунун Первой мировой войны, когда храм решено было значительно расширить. Именно поэтому сегодня здесь и светло, и просторно.
    Сто лет назад, когда в соборе шла перестройка, был ликвидирован придел, находившийся в задней части храма. Вместо двух старых и обветшавших арок была возведена одна большая, которая открывала впечатляющий вид на всю центральную часть церкви. При этом на северной и южной сторонах здания были обустроены приделы, для чего строителям пришлось аккуратно демонтировать западные потолки собора. Результаты того стоили. В 1921 году будущий архиманрит Серафим, а тогда двадцатилетний юноша, вятский уроженец Сергей Суторихин, описал внутреннее убранство Екатерининского храма, который ещё не успели осквернить большевики: "Внутри собора поражает изобилием света и воздуха. Главный алтарь расположен глубоко в восточной части храма на высоком амвоне. Площадь храма четырьмя большими колоннами разделена на части. Две передних колонны вместе с иконостасами отделяют два боковых алтаря, а две задние колонны поддерживают обширные хоры в западной части храма. Главный купол с изображением в самом верху Господа Саваофа, как бы воздушный, высится над срединой храма. Стены как внутри, так и снаружи, совершенно гладкие, выштукатуренные". К моменту этого описания екатерининским иконостасам исполнилось почти сто лет. Они были изготовлены в 1823 году вятскими мастерами и несли на себе отпечаток классических традиций российских резчиков. Так, главный храмовый иконостас получил вогнутый по форме абрис царских врат, над которым ангелы Божии поддерживают свиток с надписью "Всякий верующий в Него не погибнет". Иконостас Екатерининского собора строгий и лаконичный. В его остове много свободного пространства - "воздуха"; дополнительную основательность ему визуально придают аттик с фронтоном на резных консолях. Придельные иконостасы украшены тонкой резьбой работы крепостных мастеров, резчиков Бориса и Василия Миричевых. Многие иконы принадлежат кисти известного в Вятском крае иконописца Ивана Мамаева, который в 1811 году работал над росписью интерьеров Успенского собора в вятском Трифоновом монастыре. Характерная деталь оформления иконостасов Екатерининского собора - резная фигурка голубя на фоне небесного сияния.
    Сегодня богатая роспись - подлинное украшение этого храма, без которого его невозможно представить. Она создаёт особенную, молитвенную атмосферу. Библейские сюжеты, изображённые на стенах и потолке храма, выглядят удивительно современно и притягательно, порождая у посетителей интерес и желание вновь и вновь обращаться к первоисточнику Божественного Откровения. Одной из самых почитаемых икон Екатерининского собора на протяжении большей части его истории была икона Божией Матери "В скорбях и печалях утешение". Она является списком со светлого образа, привезённого в Слободской ещё в 1863 году с Афона тамошним иеромонахом Паисием. Название её символично: многие верующие приходят в храм в поисках покоя и утешения, получаемых от соприкосновения с Благодатью Божией.

    Нашли ошибку в статье?