Все люди
Писатель

Кузебай Герд

Кузебай Герд одился 2 января 1898 года в деревне Покчивуко, ныне Большая Докья Вавожского района, в семье удмурта, был пятым сыном. В семь лет лишился отца, и мать отдала его в земскую начальную школу. Учительница, видя его способности, по окончании школы направила его в Вавожскую школу. С детства отличался любознательностью, тянулся к книгам. В 1912 году поступил в Кукарскую учительскую семинарию. В семинарии пользовался уважением. По всем предметам, кроме математики, у него были пятерки. 3 мая 1916 года закончил эту семинарию. Осенью 1916 года Кузебай Герд был назначен заведующим Большеучинской двухклассной школой. В январе 1918 года был назначен членом правления уездного учительского союза и заведующим Вотского отдела при уездном отделе народного образования. Работая в Малмыже, развивает бурную деятельность по просвещению коренного населения уезда: создаёт в сёлах драматические кружки, пишет для них пьесы и переводит произведения русских драматургов. В этот период он становится корреспондентом большевистской газеты на удмуртском языке «Гудыри». С апреля по июль 1919 года уезжает в Москву на курсы наркомпроса, а вернувшись, берётся за просвещение родного народа. В марте 1920 года его пригласили на работу в удмуртский комиссариат на должность заведующего издательским отделом. В 1922—1926 годах учился в Высшем литературно-художественном институте имени В. Я. Брюсова. После окончания учёбы работал в Центральном музее Ижевска. 19 декабря 1925 года был утверждён аспирантом по специальности «этнология». 18 марта 1926 года Герд совместно с Трокаем Борисовым создал Всеудмуртскую ассоциацию революционных писателей. Летом 1926 года возвратился в Москву и поступил штатным аспирантом в Институт этнических и национальных культур народов Востока СССР. Герд был инициатором создания первого общества по изучению удмуртской культуры, ещё будучи студентом. До этого он делал много для просвещения родного народа. В ноябре 1918 года он явился организатором вотского культурно-просветительского общества, которое проводило множество мероприятий, в том числе и различные концерты и спектакли на удмуртском языке. К. Герд считал родной язык основным орудием просвещения для любого народа. Именно поэтому и просвещение удмуртов должно базироваться на родном языке и национальной культуре. В годы учёбы в Институте им. В. Я. Брюсова К. Герд работает над изучением устного народного творчества и быта удмуртов. Чтобы привлечь больше людей к этому делу, он выступил с инициативой создания общества «Боляк». В стране это было время нарастания политического террора и борьбы с национализмом. Руководителей общества, в том числе Герда, обвинили в национальной ограниченности и стремлении отделиться от СССР. Краеведческое движение пошло на убыль. В 1928 году общество «Боляк» было ликвидировано. За короткий творческий период жизни К. Герд опубликовал более 120 статей по различным вопросам культуры и науки, выпустил более 20 собственных книг, в том числе 3 сборника стихов и поэм, 3 сборника народных песен. Герд является основоположник удмуртской советской детской литературы. Им были опубликованы более 80 стихов и около 40 рассказов об общественной жизни, о природе, флоре и фауне Удмуртии. Герд является автором учебников для начальных классов: «Шуныт зор», «Выль сюрес», «Начальная геометрия», «Арифметика», "Окружающая нас природа" на удмуртском языке. В аспирантуре подготовил 2 диссертации: по фольклору «Удмуртская загадка» и по этнографии «Родильные обряды и восточнофинская колыбель». Последняя сохранилась в архиве Финно-угорского общества в городе Хельсинки и увидела свет в 1993 году под названием «Человек и его рождение у восточных финнов». Сложившееся в Вотской области отношение к Герду стало серьёзным препятствием в его дальнейшей деятельности. В 1929 году руководители Вотского обкома ВКП посчитали нецелесообразным назначение Герда преподавателем вотской секции отделения национальных меньшинств Ленинградского пединститута. В это же время Герд был зачислен кандидатом в аспиранты Академии наук СССР, но вскоре был отозван в Ижевск и получил скромную должность преподавателя областной советско—партийной школы. Позднее, осенью 1931 года, также не состоялось назначение Герда преподавателем Удмуртского пединститута. В 1932—1933 годах органы главного политического управления Нижегородского края сфабриковали широко известное дело «СОФИН». Название дела происходит от слов «Союз освобождения финских народностей». В мае 1933 года было утверждено обвинительное заключение. Суду предавались 28 человек, а по отдельным делам, имевшим отношение к «СОФИНу», ещё три человека. Герд писал на русском и удмуртском языках. Стихи начал писать в 12 лет под воздействием удмуртского фольклора, в 1915 в учительской семинарии создал рукописный журнал «Семинарское перо», включал в него свои стихи и рассказы под псевдонимами «Такой-сякой», «Не кто иной», «Один из многих» и др. До Октябрьской революции написал поэму «Над Шошмой», «Ож», «Керемет», «Бунтар Онтон». После революции активно печатался, стихи вышли при жизни в сборниках «Крезьчи», «Сяськаяськись музъем», «Лёгетъёс». В стихах обращался к теме жизни и труда рабочего класса, писал об индустриализации сельского хозяйства, в стихотворении «Гуртын буран» выступил против произвола и насилия при коллективизации. Написал поэмы «Чагыр чын», «Завод», «Бригадиры», повесть «Матй»—"Мотя", комедию «Шалтра Онтон», в 1919 опубликовал пьесы «Люгыт сюрес вылэ», «Адзисьёс», «Туно». В 1919 году в Елабуге были изданы отдельными изданиями две его пьесы — «Люгыт сюрес вылэ», на обложке которой стояло имя Чайников К. П., и «Адзисьёс», где автором указан уже К. Герд. Собственно, «К. Герд» был один из многих псевдонимов К. Чайникова, но именно этот стал основным с 1920 года. В начале 1919 года в Елабуге был издан «Сборник вотских стихотворений», среди авторов которого был Кузебай Герд. В 1922 году вышел первый поэтический сборник К. Герда «Гусляр», в котором чувствуется влияние богатых фольклорных традиций удмуртов. Его романтическая поэзия передавала мироощущение и душевный настрой человека в пору коренных социальных перемен. Герд написал для детей более сотни стихов и поэму «Гондыръёс» по фольклорным мотивам. Для учащихся начальных школ Герд создал книги для чтения «Шуныт зор», «Выль сюрес», перевёл пять учебников с русского языка, а также пьесу Л. Толстого «От ней все качества», произведения П. Замойского, В. Бианки. Силами самодеятельных коллективов впервые в годы советской власти ставились пьесы писателя «Югыт сюрес вылэ», «Адзисьес», «Туно». В книге стихов «Крезьчи» первые два раздела отражали прошлое удмуртского народа, в других воспевалась революция. В стихотворении «Ожзаводлы», «Карлы», в поэме «Завод» воспевал труд рабочего. В сборнике «Сяськаяськись музъем» он воспевает родную природу и советскую новь. В третьем сборнике стихов «Лёгетъёс» полно и ярко представлено проникновение нового, советского в удмуртскую деревню, изменение психологии крестьянина, дальнейшее развитие получила тема рабочего класса в разделе «Бадзым ожын». К. Герд был активным собирателем устного творчества родного народа, особенно большое внимание уделял песням, опубликовал сборники песен «Малмыж удмуртъёслэн кырзанъёссы», «Удмурт кырзанъёс». В годы учёбы в литературном институте Герд серьёзно занимался фольклористикой, выпустил ряд сборников фольклора. Свою научную деятельность поэт продолжал в аспирантуре при Московском научно-исследовательском институте национальных и этнических культур народов Востока. Вторая половина 1920-х годов являлась для него самой плодотворной: он вступил в литературную группу «Кузница», стал председателем её национальной секции; в эти годы вышли лучшие сборники его стихов — «Цветущая земля», «Ступени», поэма «Завод». В своём поэтическом творчестве Герд использовал всё жанровое богатство лирической поэзии — от небольшого лирического стихотворения до романа и баллады. Он ввёл в удмуртскую поэзию новые поэтические формы: сонет, триолет, различные виды верлибра. Произведения Герда получили широкое признание и переведены на языки народов СССР, венгерский, финский, английский, немецкий языки. Творчество Герда оказало плодотворное воздействие на последующие поколения удмуртских писателей. Своими лучшими стихами, поэмами и научными трудами Герд внёс достойный вклад в сокровищницу мировой литературы и культуры. С конца 1920-х годов в периодической печати Удмуртии развернулась резкая критика Герда и его литературного творчества. Основное содержание критики определялось подходом к оценке художественного творчества с позиций идеологии правящей партии, рассматривающей литературу, прежде всего, как орудие классовой борьбы и социалистического строительства. В июле 1928 года в заявлении прокурору Вотской автономной области, желая защититься, Герд писал: «В газете „Гудыри“ помещаются статьи довольно неопрятного характера, где самым наглым и необоснованным образом возводятся мне какие-либо обвинения или в национализме, или в литературной безграмотности, или, наоборот, иногда обвиняют в том, что нет у меня национального чувства… Я, за то, что издал вотяцкие песни с сохранением диалектических особенностей, обвинялся в национализме, в „демонстративном выступлении против единого литературного языка“ и т. д» В декабре 1929 года Кузебай Герд писал в заявлении в Вотскую областную рабоче-крестьянскую инспекцию: «В статьях газеты „Ижевская правда“ авторы старались пришить ко мне самые невозможные, выдуманные и изобретённые ими ярлыки „национал-демократического вождя“, „идеолога наиболее реакционного кулачества“, „человека с претензией на научность“» и т. д. В январе 1930 года на 1-й конференции Всеудмуртской ассоциации революционных писателей творчество Герда было отнесено к «буржуазно-националистическому» сектору удмуртской литературы. В 1932 году тон критики в адрес Герда приобрёл более жёсткий характер. В феврале на 2-й авторской конференции Удмуртской ассоциации революционных писателей поэт был объявлен «идеологом национальной буржуазии», последний сборник его стихов и поэм «Лёгетъёс» — «контрреволюционной работой». Борьба с «гердовщиной» стала главной задачей в развитии удмуртской литературы. 15 февраля 1932 года под впечатлением выступлений делегатов конференции Герд написал заявление в ячейку ВКП советско-партийной школы, в котором признавал «ряд литературно-политических ошибок». В феврале 1932 года Герд был вызван на первые «беседы» к приехавшему из Горького следователю — начальнику 2-го отдела ОО ПП ОГПУ по Горьковскому краю А. Д. Антоновскому, который отвёз его в Горький. 22 марта 1932 года Герд вернулся в Ижевск, сообщив жене, что всё обойдётся и ОГПУ гарантирует ему с семьёй свободный выезд в Финляндию. Однако в мае он был вновь вызван в Горький, где арестован 13 мая 1932 года по обвинению в руководстве контрреволюционной организацией: общество «Боляк» стало, по сценарию ОГПУ, основой для СОФИН, деятельность которого якобы была направлена на отторжение Удмуртской АО и других автономий от СССР и создание «Единой финно-угорской федерации под протекторатом Финляндии». Обвинён в связях с эстонскими и финскими дипломатами, шпионаже в пользу этих стран, подготовке терактов. Следствие сумело сломить Герда и заставить подписать признание вины. 9 июля 1933 Коллегией ОГПУ СССР приговорён к расстрелу. Как полагают, по ходатайству Максима Горького постановлением Коллегии ОГПУ от 4 ноября 1933 года приговор заменён на 10 лет ИТЛ. С 16 декабря 1933 отбывал срок в Кеми — в СорокЛаге. Протоколом Тройки УНКВД ЛО от 10 октября 1937 года приговорён к высшей мере наказания. Расстрелян 1 ноября 1937 года в урочище Сандармох в числе 1111 расстрелянных в честь 20-й годовщины Октябрьской Революции 1917 года. Имеются неподтверждённые сведения о иной предполагаемой дате гибели Кузебая Герда — 1942 год. Реабилитирован по «делу СОФИН» в 1958 году; по делу 1937 года — в 1961-м году.