Все люди
Крестьянин

Поляшов Иван Иванович

Иван Иванович Поляшов, в народе имевший кличку Поляш. Имея крестьянское происхождение, он был обучен минимальному — счёту и чтению, что позволило ему уже потом, в отходническом промысле, самому вести бухгалтерию и заключать договора. А были у Ивана Ивановича артели плотников и резчиков — занимался он строительством загородных домов и малых архитектурных форм в Петербурге и его окрестностях, был подрядчиком. Выходило всё очень хорошо — у Поляшова были вкус и хватка, а в артели были талантливые работники. Поэтому появились даже заказы из Зимнего дворца. Разбогател Поляшов и решил вернуться в родной чухломской край. Поляшов развернулся в Погорелове весьма широко. Построил на Виге мельницу с маслобойкой, лесопильный завод с несколькими филиалами (один из них был в Чухломе). У него было много земли и угодий, его леса постоянно чистились и возобновлялись. Были многочисленные стада скота. Впоследствии Поляшов скупил все старые мельницы в окрестностях и построил новые, оборудованные по последнему слову техники. Поляшовский помол слыл самым лучшим — зерно везли ему. Иван Иванович поставил даже часовню в селе. Она стоит до сих пор, только покосилась уже сильно. У Ивана Ивановича было много работников, и предпочтение отдавалось непьющим. Если кто нуждался — Поляшов всегда помогал. Погорельцам мог из своего леса избу поставить и скот дать. Был Иван Иванович человеком весёлого нрава, и жить бобылём долго не смог. Отделив взрослых детей, он решил жениться. Вторая жена Поляшова, Мария Николаевна Суворова, была сосватана из семьи священника Введенской церкви и была на двадцать с лишним лет моложе своего мужа. Правда, без глубокой симпатии, видимо, не обошлось — брак был счастливым. Поляшов для молодой жены и построил этот терем. Всё ему хотелось на барскую ногу. Правда, он был практичным человеком, и дом, построенный на его вкус, был вполне утилитарен — были действующие туалеты, он хитро отапливался, а стены и потолки были покрыты росписями. Мария Николаевна была прекрасной хозяйкой, сама занималась садом и щеголяла в лучших нарядах, но так как часто рожала и полнела, раздавала платья девушкам Погорелова и работницам, из-за чего говорили, что «Погорельские бабы самые нарядные — их сам Поляш одевает». В семье родилось пятеро детей. Поляшовы жили открыто. Праздники устраивались широко — на улице ставились столы и селяне, работники гуляли и угощались. Сохранились воспоминания старожилов, в которых рассказывается, что Поляшов любил праздники и на Масленицу иногда рядился медведем, одевая медвежью шубу. Однажды на него в таком обличье напали сельские собаки — крестьяне его еле отбили, а Иван Иванович заливался смехом. Было дело, что на снежных горках у его шубы оторвали рукав, отчего Поляшов не только не рассердился, но и шутил безостановочно. Вне праздников Иван Иванович любил вечерние чаепития, приглашая гостей. Революция всё нарушила. Поляшовых раскулачили, отняв у них сначала все, кроме дома. Потом и в дом было решено заселить местную администрацию, врача и несколько крестьянских семей. Поляшовым оставили одну комнатку на первом этаже — там в 1935 году Иван Иванович и умер. Семья его уехала в Сибирь. Следы трех детей затерялись во времени — может, их унесли репрессии, а может — война. Потомки оставшихся двух приезжали в Погорелово, прогулялись, пофотографировали дом и уехали — у терема с 1971 года другой хозяин.