Все люди
Девятаевы

Девятаев Михаил Петрович

Родился в семье крестьянина и был 13-м ребёнком в семье. По национальности мордвин-мокшанин. В 1933 году окончил 7 классов. В августе 1934 года бежал в Казань, опасаясь уголовного преследования за хищение колхозной собственности, на него был составлен протокол за сбор колосков на поле. Поступил в Казанский речной техникум, который окончил в 1938 году, там же занимался в аэроклубе. Работал помощником капитана баркаса на Волге. В 1938 году Свердловским РВК города Казань призван в Красную Армию. Окончил в 1940 году Первое Чкаловское военное авиационное училище лётчиков им. К. Е. Ворошилова. В действующей армии с 22 июня 1941 года. Боевой счёт открыл 24 июня, сбив под Минском пикирующий бомбардировщик Junkers Ju 87. Вскоре отличившихся в боях вызвали из Могилёва в Москву. В числе других был награждён орденом Красного Знамени. 10 сентября 1941 года сбил Ju-88 в районе севернее Ромен на Як-1 в составе 237 ИАП. 23 сентября 1941 года, под Киевом при возвращении с задания был атакован немецкими истребителями. Одного сбил, но и сам получил ранение в левую ногу. После госпиталя врачебная комиссия определила его в тихоходную авиацию. Служил в ночном бомбардировочном полку, затем в санитарной авиации. Только после встречи в мае 1944 года с А. И. Покрышкиным вновь стал истребителем. Командир звена 104-го гвардейского истребительного авиационного полка, 9-я гвардейская истребительная авиационная дивизия, 2-я воздушная армия, 1-й Украинский фронт, гвардии старший лейтенант Девятаев сбил в воздушных боях в общей сложности 9 вражеских самолётов. 13 июля 1944 года сбил FW-190 в районе западнее Горохова, на Аэрокобре в составе 104 ГИАП, в тот же день был сбит сам и попал в плен. Вечером 13 июля 1944 года вылетел в составе группы истребителей Bell P-39 Airacobra под командованием майора В. Боброва на отражение налёта вражеской авиации. В воздушном бою в районе Львова самолёт Девятаева был подбит и загорелся; в последний момент лётчик покинул падающий истребитель с парашютом, но при прыжке ударился о стабилизатор самолёта. Приземлившись в бессознательном состоянии на захваченной противником территории, попал в плен. Вопрос марки самолёта остаётся спорным, сам Девятаев упоминает о Bell P-63 Kingcobra. После допроса М. Девятаева перебросили в разведотдел абвера, оттуда — в Лодзинский лагерь военнопленных, откуда вместе с группой военнопленных-лётчиков он 13 августа 1944 года совершил первую попытку побега. Но беглецы были пойманы, объявлены смертниками и отправлены в лагерь смерти Заксенхаузен. Там с помощью лагерного парикмахера, подменившего нашивной номер на лагерной робе, М. Девятаеву удалось сменить статус смертника на статус «штрафника». Вскоре под именем Степана Григорьевича Никитенко он был отправлен в концлагерь на остров Узедом, где в ракетном центре Пенемюнде шли разработки нового оружия Третьего рейха — крылатых ракет «Фау-1» и баллистических ракет «Фау-2». 8 февраля 1945 года группа советских военнопленных из 10 человек захватила немецкий бомбардировщик Heinkel He 111 H-22 и совершила на нём побег из концлагеря на острове Узедом в Германии. Пилотировал его Девятаев. Немцы выслали вдогонку истребитель, пилотируемый кавалером двух Железных крестов и Немецкого креста в золоте обер-лейтенантом Гюнтером Хобомом, однако без знания курса самолёта найти его можно было только случайно. Самолёт был обнаружен воздушным асом полковником Вальтером Далем, возвращающимся с задания, но приказ немецкого командования «сбить одинокий „Хейнкель“» он выполнить не мог из-за отсутствия боеприпасов. В районе линии фронта самолёт обстреляли советские зенитные орудия, пришлось идти на вынужденную посадку. «Хейнкель» сел на брюхо южнее деревни Голлин в гмине Старгард-Щециньски, Польша, в расположении артиллерийской части советской 61-й армии. В итоге, пролетев чуть более 300 км, Девятаев доставил командованию стратегически важные сведения о засекреченном центре на Узедоме, где производилось и испытывалось ракетное оружие нацистского рейха, точные координаты стартовых установок «Фау-2», которые находились вдоль берега моря. Доставленные Девятаевым сведения оказались абсолютно точными и обеспечили успех воздушной атаки на полигон Узедом. Для проверки обстоятельств пленения и обстоятельств побега Девятаев был помещён в фильтрационный лагерь — «Спецлагерь № 7» НКВД. В конце марта 1945 года после проверки и лечения 7 из 10 участников побега были зачислены в одну из рот 777-го стрелкового полка и отправлены на фронт. Трое офицеров — Девятаев, Кривоногов и Емец — до конца войны оставались вне зоны боевых действий, ожидая подтверждения своих воинских званий. В сентябре 1945 года его нашёл Сергей Королёв, назначенный руководить советской программой по освоению немецкой ракетной техники, и вызвал на Пенемюнде для консультаций. Здесь Девятаев показал советским специалистам места, где производились узлы ракет, и стартовые площадки. В ноябре 1945 года был уволен в запас и долгое время, как бывший военнопленный, испытывал затруднения с поиском работы. В своих воспоминаниях дочь и сын Михаила Девятаева утверждают, что в декабре 1945 года он вернулся в Казань и устроился на работу в Казанском речном порту дежурным по вокзалу, затем выучился на капитана-механика, но некоторое время мог плавать только на служебном катере. С 1949 года работал помощником капитана баркаса «Огонёк», с 1952 года — капитаном баркаса «Огонёк», с 1955 года был переведён на должность капитана теплохода. Однако в некоторых публикациях также содержатся сведения о том, что Девятаев в тот период был осуждён за «измену Родине» и отправлен в лагеря, а через 9 лет попал под амнистию. В конце 1950-х годов Девятаеву были поручены испытания «Ракеты» — одного из первых советских судов на подводных крыльях; он долгие годы работал капитаном речных судов, и стал первым капитаном теплохода «Метеор». Практически до конца жизни активно участвовал в общественной жизни, делился воспоминаниями, неоднократно посещал остров Узедом и встречался с другими участниками событий побега, издал две автобиографические книги — «Полёт к солнцу» 1972 года и «Побег из ада» 1988 года. Член КПСС с 1959 года, до своих последних дней жил в Казани. Работал, пока позволяли силы. Летом 2002 года, во время съёмок документального фильма о нём, приехал на аэродром в Пенемюнде, поставил свечи своим товарищам и встретился с немецким пилотом Г. Хобомом. Похоронен в Казани на участке Арского кладбища, где расположен мемориальный комплекс воинов Великой Отечественной войны.