Все люди
граф, генерал, полководец, государственный деятель

Румянцев-Задунайский Пётр Александрович

Румянцев (Румянцев-Задунайский) Петр Александрович (4 (15) января 1725, Строенцы, Молдавия — 8 (19) декабря 1796, Ташан, Украина), граф, генерал-фельдмаршал, выдающийся русский полководец и государственный деятель. Родился в старинной дворянской семье. Его отец, генерал-аншеф Александр Иванович Румянцев был сподвижником Петра I, участником всех важнейших сражений Северной войны и Персидского похода, впоследствии кaзанским губернатором и сенатором. Его мать Мария Андреевна — внучка А. С. Матвеева, в семье которого воспитывалась мать Петра I, царица Наталья Кирилловна. Молва того времени считала Петра Александровича сыном императора. Крестной матерью младенца бьла Екатерина I. Петр Александрович уже в шесть лет был зачислен в полк. Дома его обучали грамоте и иностранным языкам, а в 1739 г. причислили к российскому посольству в Берлине, видимо, полагая, что пребывание за границей будет способствовать его образованию. Тут вырвавшийся из-под строгого отцовского надзора юноша вполне проявил свой характер безудержного мота и повесы и был отозван в Петербург для продолжения учебы в Шляхетском корпусе. Но, видимо, и в столице он так компрометировал отца своим поведением, что тот отослал его в далекий полк в Финляндию. С началом русско-шведской войны 1741—1743 гг. Румянцев принял участие в боевых действиях в чине капитана. Последовавший затем Абоский мир был подписан его отцом, который послал сына к императрице с текстом договора. На радостях Елизавета Петровна произвела восемнадцатилетнего капитана сразу в полковники. Важный чин не умерил, однако, его энергии, и слух о скандальных похождениях Петра Александровича дошел до ушей императрицы; та велела отцу наказать сына, что послушный генерал и исполнил, собственноручно выпоров восемнадцатилетнего полковника розгами. С началом Семилетней войны Румянцев, уже генерал-майор, своими действиями сперва сыграл решающую роль в победе под Гросс-Егерсдорфом, затем участвовал в походе в Восточную Пруссию, взятии Тильзита и Кенигсберга, отличился при Кунерсдорфе, а в 1761 г. штурмом захватил ключевую для победы над Пруссией крепость Кольберг. Но в тот момент, когда донесение Румянцева о штурме Кольберга печаталось в сенатской типографии, умерла императрица Елизавета Петровна. Взошедший на престол Петр III вызвал его в Петербург, произвел в генерал-аншефы и приказал возглавить армию против Дании. В марте 1762 г. Румянцев отправился в Померанию, где занялся подготовкой войск. Здесь его застала весть о перевороте в Петербурге. Румянцев остался верен присяге и не стал приносить новой, пока не получил известия о смерти Петра III. Присягнув же Екатерине II, он стал проситься в отставку. Однако императрица отвечала ему, что он напрасно полагает, будто фавор у бывшего императора будет поставлен ему в вину и что, напротив, он будет принят в соответствии со своими заслугами и чинами. Свою роль в таком отношении к Румянцеву сыграло, возможно, то, что его сестра Прасковья (1729—1786), жена графа Я. А. Брюса с 1751 г., была статс-дамой и близкой подругой Екатерины II. Впрочем, Петр Александрович не спешил и возвратился в Петербург лишь в следующем году, чтобы затем вскоре снова попроситься в отпуск. В конце 1764 г. Румянцев был назначен генерал-губернатором Малороссии и президентом Малороссийской коллегии. Это назначение последовало за уничтожением гетманства и свидетельствовало о высочайшем доверии императрицы, снабдившей Румянцева пространной секретной инструкцией. Основное значение его новой миссии состояло в постепенной ликвидации остатков украинской автономии и превращении Малороссии в заурядную губернию Российской империи. Результатом его деятельности было исчезновение традиционного административного деления Украины, уничтожение следов былой казачьей «вольницы» и распространение крепостного права. Румянцев немало постарался также для улучшения системы сбора с украинцев государственных податей, почтовой связи и судопроизводства. Одновременно он пытался бороться с пьянством и время от времени добивался для жителей подвластного ему края налоговых льгот. Однако настоящий «звездный час» Петра Александровича пробил с началом в 1768 г. русско-турецкой войны. Правда, первый год войны он провел в должности командующего 2-й армией, которой в планах петербургских стратегов отводилась вспомогательная роль. Но поскольку и на этом посту он оказался активнее А. М. Голицына, командовавшего 1-й армией, то к началу второй кампании Румянцев заступил на его место. Переформировав и значительно укрепив армию, генерал весной 1770 г. перешел в наступление и одержал ряд блестящих побед сперва у Рябой Могилы, затем у Ларги, где турки потеряли около 3 тысяч человек против ста убитых русских и, наконец, у р. Кагул. В последующие несколько месяцев армия Румянцева успешно продвигалась вперед, захватывая новые и новые крепости. И хотя война продолжалась еще несколько лет, в течение которых полководец продолжал командовать русскими войсками с тем же блеском, судьба ее была решена именно при Ларге и Кагуле. Когда же в июле 1774 г. Румянцев заключил выгодный для России мир, императрица написала ему, что это «знаменитейшая услуга... пред нами и отечеством». Год спустя во время официального празднования в Петербурге победы над турками Петр Александрович получил фельдмаршальский жезл, почетный титул — Задунайский, осыпанные алмазами звезду ордена Андрея Первозванного, лавровый венок и масличную ветвь и, по обычаю тех времен, пять тысяч душ крестьян. Вернувшись после войны к своим прежним обязанностям малороссийского генерал-губернатора, Румянцев, однако, вскоре был несколько оттеснен на задний план появлением на российском политическом небосклоне Г. А. Потемкина. В соперничестве с ним прошло около двадцати последующих лет жизни полководца, а когда в 1787 г. началась новая война с турками, не желавший находиться в подчинении у фаворита Румянцев сказался больным. Но и уже после смерти Потемкина, получив в 1794 г. назначение командующим войсками, посылавшимися в Польшу на подавление восстания Т. Костюшко, Румянцев принять его не смог и руководил армией лишь формально, отдав бразды правления в руки А. В. Суворова. Как полководец, теоретик и практик военного искусства Румянцев стал одним из инициаторов перехода от линейной тактики к тактике колонн и рассыпного строя. В боевых порядках он предпочитал использовать дивизионные, полковые и батальонные каре, отдавал предпочтение легкой кавалерии перед тяжелой. По его мнению, следовало равномерно распределять войска на театре военных действий, был убежден в преимуществе наступательной тактики перед оборонительной, большое значение придавал подготовке войск, их моральному духу. Свои взгляды на военное дело Румянцев изложил в «Правилах генеральных» и «Обряде службы», которые оказали значительное влияние на Г. А. Потемкина и А. В. Суворова. В 1799 г. на Марсовом поле в Петербурге был установлен памятник Румянцеву в виде невысокой черной стелы с надписью: «Румянцева победам». В настоящее время памятник находится в Румянцевском сквере на Университетской набережной.