Все люди
Шапочный мастер, который спас жизнь императору Александру II

Комиссаров Осип Иванович

4 апреля 1866 года у костромского крестьянина Осипа Комиссарова, который работал в Питере картузником, были именины. По этому случаю хозяин шляпной мастерской дал ему выходной, и тот в прекрасном настроении отправился гулять по Северной Пальмире. Так он добрёл до Летнего сада, где заметил толпу, которая собралась, дабы поглазеть на Александра II. К тому моменту император уже подходил к своей карете, как вдруг, проталкиваясь мимо Комиссарова, какой-то молодой человек выхватил пистолет и прицелился в сторону царя. Осип Иванович машинально ударил его по руке, и выстрел прогремел в воздух! Преступника скрутили полицейские. Им оказался саратовский дворянин Дмитрий Каракозов. Вместе с ним в участок доставили и Комиссарова, причём до сих пор не понятно - то ли как ещё одного подозреваемого, то ли как свидетеля. Вскоре слава о спасителе разлетелась по всей столице. К себе в Зимний дворец его пригласил Александр II. Он наградил Осипа Ивановича орденом Святого Владимира 4 степени и пожаловал крестьянина в дворянство. Вслед за этим, на бывшего картузника посыпались почести одна краше другой: московские дворяне вручили ему золотую шпагу, английский клуб избрал его своим почётным членом, в Питере он стал почётным гражданином, Николай Некрасов написал в честь Комиссарова хвалебное стихотворение, а один помещик и вовсе подарил Осипу Ивановичу 780 десятин земли. Вот только новоявленный герой в высшем свете чувствовал себя неловко, не понимал, как вообще вести себя в кругу лиц благородного сословия, да и к пафосным речам простой картузник не привык. Более-менее пытался помочь генерал Тотлебен. Благодаря его протекции, Комиссарова зачислили в Павлоградский лейб-гусарский полк. Однако и там он себе места не нашёл и больше прославился тем, что изрядно прикладывался к бутылке. В итоге, после отставки Осип Иванович поселился в своём имении, где занимался пчеловодством. Он умер всеми забытый и покинутый в 1892 году. Ходили слухи, будто причиной смерти стала белая горячка: якобы, во время очередного приступа, он покончил с собой.

Читайте также

Нашли ошибку в статье?