Все люди
Спортсмен, пловец

Романченко Леонид Алексеевич

В своё время тренера по плаванию Леонида Романченко называли не иначе как "человек-рыба". Он был известен тем, что в июле 1912 года установил всемирный рекорд в плавании - на продолжительность и расстояние, проплыв за сутки 45 вёрст по Каспийскому морю. Вдохновил его на эту затею подвиг англичанина Вильяма Бургеса, который переплыл Ла-Манш за 22 часа 35 минут. Романченко решил, что наши спортсмены не хуже и начал готовиться к марафону. Вообще, он был опытным пловцом и прекрасно понимал, на какой риск идёт. Перед началом заплыва, Леонид Алексеевич обмазался жиром, надел кожаную маску, очки и повесил на шею свисток. На случай ЧП, Романченко сопровождали баркас и моторная лодка. Марафон стартовал в 21 час 35 минут. Всю ночь пловец шёл почти без остановок. Только ранним утром к нему приблизилась лодка. Гребцы поинтересовались, стоит ли чем помочь. Романченко от их услуг отказался, но заметив, что они завтракают, попросил его угостить чем-нибудь вкусным. С борта тренеру по плаванию дали яйцо, хлеб и кружку горячего чая. Суммарно, за весь "вояж", Леонид Алексеевич съел 13 яиц, один раз отведал ломтик дыни и выпил полбутылки коньяка. Несмотря на такую поддержку, сопровождающие мешали в морально-устойчивом плане. Когда рекорд Бургеса уже был побит, Романченко то и дело предлагали окончить марафон и подняться на лодку. К счастью, пловца сломить не удалось. Не помешали ему и волны, и встречное течение. Он продолжал двигаться к заветной цели, будто и не существовало никаких преград. Наконец, в 21 час 45 минут Леонид Алексеевич достиг города Баку. По лестнице купальни он поднимался под бурные овации местных жителей. Так был установлен мировой рекорд! Вслед за этим, последовала и слава, хотя, справедливости ради, стоит заметить, что звёзд с неба Романченко не хватал. Он продолжал работать тренером по плаванию, учил держаться на воде гимназистов и курсантов. Кстати, среди его "воспитанников" также были Куприн и Брешко-Брешковский. После революции, Романченко недолгое время преподавал в Чите, а затем эмигрировал в Харбин.