Все люди
писатель, переводчик, фольклорист, археограф

Киреевский Пётр Васильевич

Пётр Васильевич Киреевский (11 [23] февраля 1808, Калужская губерния — 25 октября [6 ноября] 1856, Киреевская слободка, Орловский уезд, Орловская губерния) — русский писатель, переводчик, фольклорист, археограф. Сын А. П. Елагиной, племянник А. П. Зонтаг, младший брат И. В. Киреевского. Владел семью языками. Принадлежал к старинному дворянскому роду Киреевских. Родился 11 (23) февраля 1808 года в селе Долбино (Калужская губерния). Отец, Василий Иванович (1773—1812), в молодости служил и выйдя в отставку секунд-майором, поселился в родовом имении Долбино, где выстроил новый дом и в 1805 году женился на Авдотье (Евдокии) Петровне Юшковой (1789—1877); знал пять иностранных языков, имел у себя лабораторию, занимался медициной, пробовал писать и переводить, был англоманом — любил английскую литературу и свободу, но вместе с тем ненавидел энциклопедистов и скупал в Москве сочинения Вольтера для их уничтожения; был набожен, в доме часто проводились богослужения; поддерживал народные гуляния; для крестьян, которые были достаточны и многие зажиточны, у него не было никаких телесных наказаний; долбинская церковь славилась чудесной иконой Успения Божией матери; некоторое время он был уездным судьёй и назначал в наказание неисправным чиновникам земные поклоны, как своим дворовым; во время войны переехал в Орёл и принял в управление городскую больницу, где заразился тифом и в ноябре 1812 года умер. Мать также принадлежала к старинному дворянскому роду; по отцу она была в родстве с Головкиными и Нарышкиными, дед по матери был белевским воеводой. Пётр вместе с братом Иваном получил домашнее образование; с переездом в 1822 году в Москву братья Киреевские занимались у профессоров Московского университета: Мерзлякова, Снегирёва, Цветаева, Чумакова. В 1823 году Пётр Васильевич познакомился с жившим в то время в Москве польским этнографом З. Доленга-Ходаковским, помогал ему в работе над коллекцией фольклора и исторических древностей, собранной на русском Севере. Через брата был знаком с Д. В. Веневитиновым, А. С. Хомяковым, А. Мицкевичем; присутствовал на авторском чтении Пушкиным драмы Борис Годунов в октябре 1826 года в доме Веневитинова в Кривоколенном переулке. Дебютировал в журнале «Московский вестник» в 1827 году, где было напечатано его изложение курса ново-греческой литературы, написанного и изданного по-французски в Женеве Ризо-Нерулосом. В 1828 году Петр Киреевский напечатал отдельной книжкой свой перевод с английского повести Байрона «Вампир». В этом же году в «Московском вестнике» (№ 19—20) был опубликован его перевод с испанского большой части комедии Кальдерона «Трудно стеречь дом о двух дверях». Также переводил Шекспира (не опубликовано, рукописи утрачены). Перевёл также книгу В. Ирвинга «Жизнь Магомета», которая была опубликована после его смерти, в 1857 году. В июле 1829 года уехал в Германию, слушал в Мюнхене лекции Шеллинга (с которым несколько раз беседовал), Окена, Гёрреса. Постоянным собеседником Киреевского в этот период был Фёдор Тютчев. Вернулся на родину в ноябре 1830 года и при содействии Жуковского поступил на службу в Московский архив Коллегии иностранных дел — актуариусом при комиссии по изданию грамот. В эти годы Киреевский утвердился в славянофильских взглядах; Кавелин называл его первым по времени представителем славянофильства и указывал, что в ту пору ему сочувствовали только Хомяков и Языков; с братом Иваном их разделяла целая пропасть, что выражалось почти что в ежедневных горячих спорах. В декабре 1844 года Герцен написал в своём дневнике: «Мне прежде казался Иван Васильевич несравненно оконченнее Петра Васильевича — это не так. Пётр Васильевич головою выше всех славянофилов, он принял один во всю ширину нелепую мысль, но именно за его консеквенциею исчезает нелепость, и остаётся трагическая грандиозность». В 1831 году начал записывать народные песни, собирал их в разных губерниях России, привлёк к этой деятельности многих литераторов и членов их семей (Востоков, Пушкин, Гоголь, Кольцов, Вельтман, Соболевский, Даль, Погодин и др.). В переписке с Языковым (июль 1833) дал один из первых отзывов на Философическое письмо Чаадаева — резко отрицательный. С 1834 года начал публиковать записи собранных народных песен; в ноябре был принят в Общество любителей российской словесности. В 1832 году во второй выпуске издававшегося его братом журнала «Европеец» появилась статья П. В. Киреевского под заглавием «Современное состояние Испании» — перевод из английского журнала «The Foreign Quaterly Review». Весной 1835 года, оставив службу, он вместе с матерью и сёстрами вновь выехал за границу — «для лечения на водах», осенью вернулся в Россию. В 1836 году, после семейного раздела имущества, он стал владельцем деревни под Орлом — Киреевской слободки (Долбино отшло к брату Ивану), в которой прожил весь 1837 год; строил новый дом и ездил в фольклорные экспедиции. В марте 1838 года уехал в Симбирскую губернию, к Языкову. Затем уехал с ним в Москву и сопровождал его на лечение за границу — в Мариенбад и Ганау — до конца года, пока его не сменил брат Языкова. Весной 1839 года вернулся в Россию, окончательно поселившись в Киреевской слобоке, уезжая на зиму в Москву, где купил себе небольшой дом на Остоженке; часто ездил в Долбино к брату и в Бунино или Петрищево к матери. Оставшиеся 17 лет, как писал М. О. Гершензон «он изучал летописи, и оттого собирал песни, чтобы сохранить их, и чтобы познакомить с ними русское образованное общество — именно с этой двоякою целью». Но, как он однажды указал в письме к Кошелеву, несмотря на всё его желание писать как можно больше, кажется как будто сама природа привязала камень к его перу, и это «совсем не от смирения и не от излишней совестливости, а части от непривычки излагать свою мысль на бумагу, частью же и от самого свойства моих занятий, т.е. ракапывания, старины, при котором нельзя ни шагу двинуться без тысячи справок и поверок и без ежеминутной борьбы с целой фалангой предшественников, изувечивших и загрязнивших ее донельзя». В 1845 году Пётр Киреевский напечатал в 3 номере журнала «Москвитянин», выходившего тогда под редакциею его брата, статью «О древней русской истории», в виде полемического письма Погодину по поводу его «Параллели русской истории с историею западных европейских государств» — с обещанием «окончания в следующей книжке», которого не последовало. В 1846 году им был напечатан в первом выпуске начавших тогда выходить «Чтений в Обществе истории и древностей российских» перевод с английского сочинения Сэмюэла Коллинза, бывшего врачом царя Алексея Михайловича, о современном ему состоянии России, сделанный с экземпляра первого его издания 1671 года («Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне»). С 1853 года у него стала проявляться болезнь, которую врачи определяли то как ревматизм, то как болезнь печени. Умер 25 октября (6 ноября) 1856 года «в пять часов утра» в Киреевской слободке в Орловском уезде Орловской губернии. Как и брат, умерший несколькими месяцами ранее, был похоронен по завещанию в Оптиной пустыни.