Все люди
Русский художник-баталист

Бунин Наркиз Николаевич

Картины художника Наркиза Николаевича Бунина на военные темы ещё при жизни получили небывалую популярность. Это и не удивительно. Все персонажи полотен выходили живыми, без показной армейской строгости и напущенной чинности. В каждом герое картины чувствовалась простота, искренность, неподдельные эмоции, за каждым капитаном или рядовым скрывалась своя история. Армию и воинский быт Наркиз Бунин знал не понаслышке. Он служил почти всю жизнь и прошёл путь от прапорщика до полковника. Вообще молодой прапорщик Бунин любил рисовать, но связывать свою судьбу с живописью не собирался, пока в 1881 году его рисунки случайно не увидел шеф Лейб-гвардии Егерского полка Великий князь Владимир Александрович. Он-то и посоветовал Бунину закончить курсы Императорской Академии Художеств. Прапорщик проходил по классу батальной живописи, однако на соискание наград представил абсолютно мирное, с лёгкой лукавой насмешкой полотно "Незваные критики", где художнику докучают случайные прохожие. Правда потом Наркиз Николаевич снова вернулся к любимой теме: армейскому быту. Российской публике особенно полюбилась картина "Офицер с собакой". Вольготно рассевшись на стуле он ласково чему-то учит верного пса. Немало портретов было посвящено и сослуживцам. В их взглядах виделось, что они позируют для работы с интересом и нескрываемым восторгом. Потом Бунин ушёл в баталистику. Тогда гремела Русско-японская война и Наркиз Николаевич тщательно изучал описание боёв, штудировал документы, вычитывал интервью с солдатами и офицерами. Результатом этой подготовки стало героическое полотно "Гибель генерала Келлера во время боя на Янзелинском перевале". Признание пришло быстро. Бунин вскоре стал одним из самых коммерчески успешных художников империи. Правда в его карьере не обходилось и без скандалов. Так на картине "Рыбная ловля" Наркиз Николаевич забавы ради изобразил Толстого и Репина с голыми ногами. Публика сочла это за вульгарность и издевательство над классиками. Вечером 2 марта один из посетителей выставки подошёл к картине и, выхватив карандаш, написал во всю длину холста - мерзость.