Все люди
Русский археограф

Труворов Аскалон Николаевич

В своё время его труды "Былое из пугачёвщины", "Рассказ о помещике Бобоедове", "Разыскные дела о Фёдоре Шакловитом и его сообщниках" произвели фурор в научном сообществе Петербурга. Автором всего этого был Аскалон Труворов. В одночасье он стал супер известным и самым читаемым историком в России тех лет. Будущий великий исследователь памятников отечественной старины родился в 1819 году в селе Никольском Кузнецкого уезда Саратовской губернии. Его родители из-за бедности сумели дать сыну лишь основы грамотности. Зато на мальчика, обладавшего незаурядными способностями в рисовании, обратил внимание курмышский помещик Шипилов, который за свой счёт в 1831 году отправил Аскалона на учёбу в Московские художественные классы. Там, уже будучи взрослым, он познакомился с историком Николаем Калачовым. Последний, увидев, талант к истории и литературе порекомендовал ему заняться изучением наследия прошлого. В 1858 году Труворов перебрался в Петербург, где поступил на должность члена-сотрудника, а затем и действительного члена Археографической комиссии. Когда в 1865 году Святейший синод, руководимый обер-прокурором Дмитрием Толстым, решил навести порядок в былых делах своего ведомства, то кандидатурой №1 на должность главы архивной комиссии стал Аскалон Труворов. Современники отмечали: "помимо того, что он был самым видным её деятелем, он ещё и редактировал все 3 тома Полного собрания постановлений и распоряжений по ведомству православного вероисповедания, он же вносил и правки в тома Русской исторической библиотеки". Вскоре столичный арехологический институт избрал его своим почётным членом, а в 1891-м директором. В 1893 году исполнилось 50 лет госслужбы Аскалона Николаевича. Учёного завалили телеграммами и поздравительными адресами. Покровитель института, великий князь Сергей Александрович направил юбиляру личное послание: "Да сохранит Вас Господь ещё на многие годы для блага науки и на пользу археологического института". Увы, в том же году Труворов тяжело заболел и скончался. Его оплакивало всё научное сообщество.